Возле литературы

*

Претензии на литературное творчество. Насколько удачные - вам судить.

Вычислить путь звезды...

Все, больше оттягивать невозможно. Сейчас я открою файлы с недописанными главами и начну их дописывать. До чего же неохота - сил никаких нет. Но надо, надо. Срок подачи был 31 июля. Правда договориться о переносе до конца сентября удалось относительно легко, значит, если прижмет, можно будет и еще разок выпросить отсрочку. Но конец сентября тоже не за горами. А там начнется учебный год, спокойно отсиживаться дома станет невозможно.

Сейчас, только музыку поставлю для фона. Что бы поставить? Не хочу, не хочу, неохота. Пугачеву, что ли? А что, вот диск со старым сборником. Тогда она еще не была Великой Аллой, а просто хорошо пела хорошие песни.

Магия белых

(Почему-то написалось. Наверное, от жары)

*****

- Слушай, тут кажется есть что-то.

Голос Омбанги звучал глухо из подземелья. Наконец, перепачканный до такой степени, что его можно было принять за белого, Омбанга показался из отверстия в плите. В руках его был полуистлевший квадратный листок бумаги бледно-желтого цвета. С листком следовало обращаться осторожно. Как можно быстрее, пока он не рассыпался прямо в руках археологов, его нужно было обработать фиксирующим составом и просветить в разных диапазонах. В девяти случаях из десяти просвечивание приносило одно лишь разочарование, но иногда удача улыбалась исследователям, и на таком листочке удавалось прочитать несколько строк текста. Каждая строчка текста была бесценной. Никто не мог дать удовлетворительного объяснения, почему культура белых людей, оставившая после себя столько материальных свидетельств в девятнадцатом и двадцатом веках, так внезапно обеднела в начале двадцать первого. Книги, которые прежде были непременным атрибутом практически любого дома, практически исчезли. Специальные общественные здания, где дети учились читать и писать, пришли в упадок. Тетрадка с упражнениями, так выручавшая исследователей культур античности, перестала встречаться совсем. Вероятно, культура белых нашла какой-то способ хранить и передавать информацию, но то ли материальные носители оказались слишком недолговечными, то ли они вообще стали обходиться без материальных носителей. Не сохранилось почти ничего. Поэтому такую ценность имела любая находка с текстами, датируемая двадцать первым столетием.

Трудности перевода

Ржунимагу! Перепечатано у [info]clear_text.

future in the past perfect continuous

Так называемый классический инглиш, которому обучали в советской инглиш скул, был какой-то особенный инглиш.
Во-первых, там обращали слишком большое внимание на произношение. Отовсюду слышалось: "Ах, у нее такое произношение! Ох, ему надо поставить произношение!" В инглиш скул не принимали детей с легчайшими даже не дефектами, а особенностями речи. Чуть шепелявит – все, привет. У нас произношение! Будто в Англии или в Америке не бывает шепелявых, гундосых, заикающихся и проч. Но этого было не прошибить.

Напоследок о календаре: Шмуэль а-Нагид

Ну вот, никуда не деться, календарные месяцы кончились (надо же, вроде совсем недавно открыл этот цикл). Между прочим, я вдруг обнаружил на собственном блоге только в очень древнем его "культурном слое" статью М. Носоновского, которая во многом разбирает вопрос о названиях месяцев. Надо же, я про нее совершенно забыл. В любом случае, теперь требуется что-нибудь этакое, которое поставит точку в цикле постов о них.

Еще вчера, когда я писал пост о месяце ав, меня буквально переклинило на стихотворении "Мет ав у-мет элуль," из которого я, собственно, и узнал впервые о еврейских названиях месяцев. Это стихотворение было напечатано на одном из буклетиков, которые раздавали представители Израиля на книжной ярмарке в Москве в тот период, когда само слово "иврит" было запрещено, а за его преподавание можно было угодить "куда следует." Такие буклетики бережно хранились и передавались "по наследству" в качестве чуть ли не единственных источников информации об иврите и об Израиле. Ну вот мне и передали парочку, а в одном из них было стихотворение Шмуэля а-Нагида. Между прочим, великого визиря правителя Гранады, жившего в 993 -1056 гг.

ПУРИМ САМЭАХ

С. Абрамов.

(сценарий совмещённого праздника)

Предисловие для непрофессионалов

8 Марта

Придумали коммунистки Клара Цеткин и Роза Люксембург

(т.е. и этот праздник частично еврейский).

23 февраля

1. «Девичья» фамилия Троцкого – Бронштейн.

В начале 20-х, в обстановке резко усилившегося государственного антисемитизма, к Троцкому пришла делегация московских евреев с тем, чтобы он (еврей по рождению) заступился. Троцкий (большевик-интернационалист) заявил, что он «не еврей», и что братва пришла не по адресу. Уходя, раввин Московской хоральной синагоги Мазо сказал, что «революции делают Троцкие, а расплачиваются за них Бронштейны».

Троцкого убил по заданию Сталина мексиканский коммунист Роман Меркадер, получивший за это звание Героя Советского Союза (убийство совершено ударом ледоруба по голове).

2. Во время Первой мировой войны Германский генштаб выделил деньги для поддержки российских радикалов (большевиков) и разложения противника изнутри.

Страницы

Subscribe to RSS - Возле литературы